Menu
15.08.2014 Аграфена 4 комментариев

У нас вы можете скачать книгу 80 девочек 92 дня рассказ в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Открываем набор детей - г. Начало занятий с 1 сентября. Факел Футбольная школа vk. Возможны противопоказания, проконсультируйтесь со специалистом. НОВОЕ носки колготки трусы кардиган р. ФОТО смотрите, пожалуйста, снизу вверх. Последний раз редактировалось natkakirov 11 июн , НОВАЯ майка фирмы барби р. Последний раз редактировалось natkakirov 04 июн , Использование текстовых и графических материалов с сайта www.

Находясь на сайте, пользователи дают согласие на обработку персональных данных, которые обрабатываются в целях функционирования сайта. Тебе благодаря, не иначе Чинарик В тундре несколько складов и избушка — это наш дальний караул ВВ. Паек в дальние караулы завозили на десять дней, а караул — на сутки. Если начиналась пурга, караул не меняли до её окончания. Потому что во время пурги снег летит стеной.

Бывает, что вытянув вперед руку, не видишь рукавицу на ней. Большую часть суток начкар спал. Штыки готовили еду на встроенной в печь плите, наводили чистоту, кололи дрова, по очереди заступали часовыми, и спали тоже по очереди. Два часа стоишь на посту, потом два часа в бодрствующей смене, и два часа в отдыхающей смене — спать не раздеваясь, но можно разуться. На посту курить нельзя, а в остальное время — смоли, сколько влезет. Рассказывали, что в старые времена солдатам было положено табачное довольствие.

В казарме на тумбочке дневального всегда стояла коробка с махоркой, и лежала пачка нарезанной бумаги для самокруток. В начале восьмидесятых, когда я служил, этого уже не было. А денежное довольствие было — семь рублей в месяц. Два рубля сразу сдавали старшине на ротные нужды, а на остальные могли шиковать, ни в чем себе не отказывая.

Дальние караулы мы любили. Там не чувствовалось давления армейской системы. Просто делаешь свое дело, и как будто сам себе хозяин. Может, перед получкой дело было. Что все оказались без денег, и не у кого было занять. Поэтому курили очень экономно, - втроем одну папиросу. Каждый делал две затяжки, и передавал следующему. Втроем, - потому что один же на посту.

Начкар Андрюха Линьков пару раз позволил себе выкурить целую. Встревоженный Линьков вышел наружу и вернулся помрачневший, - мороз упал, и ветер гнал злую поземку. Именно так пурга всегда начиналась. У нас оставалось две папиросы. А пурга могла задувать и один-два дня, и две недели. Была еще надежда, что до восемнадцати часов, когда должна была приехать смена, пурга не успеет разгуляться, но уже через час, увидев, что ветер усиливается, а снег все гуще, Линьков вызвал с территории поста Томского, чтобы тот не потерялся в тундре.

Во время пурги часовые дальних караулов не выходили на посты, а отстаивали смену в тамбуре караульного помещения. Позвонил дежурный по части и сообщил, что смены не будет. Время тянулось медленно и скучно. Служба шла заведенным порядком. Караульный третьей смены кулинарил, первой — мыл посуду и производил уборку.

Обшарили все углы, заглядывали в щели у плинтусов, в надежде отыскать уроненные кем-нибудь раньше, или заныканные чинарики. К сожалению, предыдущий караул чем-то прогневал своего начкара, и он их заставил сделать генеральную уборку.

Всё помещение было вылизано, кафель, которым была обложена печь, сиял чистотой, нигде не было ни соринки. Пурга мела третьи сутки. Он надел полушубок, зарядил автомат и сменил в тамбуре Томского. У меня началась отдыхающая смена. Прежде, чем завалиться на топчан, я обычно отодвигал его на несколько сантиметров от печи, чтобы потом, привалившись к ней боком и с головой укрывшись полушубком, дышать прохладным воздухом из щели между печью и топчаном. В этот раз я решил, что хватит уже пролеживать правый бок, и развернул топчан изголовьем в другую сторону, чтобы теперь спать на левом.

Лёг, укрылся, и увидел, что чуть ниже изголовья уголок одной кафельной плитки отколот. За плиткой пустота, а из образовавшегося на сколе отверстия выглядывает сигаретный фильтр. Я сразу восхитился белизной его набивки.

При курении ведь фильтр желтеет, а этот был почти девственно белый. Значит, бычок должен быть больше, чем в полсигареты! Затаив дыхание, протянул к торчащему кончику фильтра руку. Представил, как мы будем отбивать кафель от печи, и сколько потом будет мусора, если сейчас неловким движением столкну окурок глубже. Осторожно взялся за фильтр, и потянул его вверх и на себя. Я все ещё не дышал. Томский позвякивал кастрюлями на кухне. Савинов громыхнул прикладом о дощатую стену тамбура.

Повернувшись во сне, скрипнул топчаном Линьков. В печи гудел огонь, и потрескивали дрова. Снаружи, сотрясая стены и вбивая снежную пыль в мельчайшие щели, завывал ветер. А я все вытягивал эту обыкновенную болгарскую сигарету из-за скверно положенной плитки. Она — сигарета - казалась мне длинной, как железнодорожный состав. Вот она вся у меня перед глазами. Только краешек бумаги на кончике опален. Показал ему сигарету, держа её, как восклицательный знак.

Не сводя с неё глаз, он вытащил из кармана спички. Я прикурил, и после второй легкой затяжки, чувствуя приятное головокружение, протянул сигарету ему. Из кухни выглянул Томский. Томский подсел рядом, и воспользовался своей очередью затянуться.

Савинов в тамбуре перестал топотать ногами, и, скрипнув дверью, заглянул в помещение. Линьков позвал и его. Но вот так было. Четверо возле одной сигареты…. История не про маршрутку, но тоже про транспорт. В городе из-за чемпионата по футболу иностранцев больше, чем наших. На днях еду в троллейбусе. Стоящие рядом со мной мужчина и женщина что-то оживленно обсуждают по-французски. Слушаю и понимаю, что предметом эмоциональной беседы является не футбол, а нитриды и оксинитриды.

Причем, судя по выговору, она явно наша, а он, наверное, парижанин. Ей на вид лет тридцать пять, и она вся волнуется и блестит. Переливается на солнце шелковая блузка, блестят и разлетаются непослушные волосы, явно не пострадавшие ни от какой укладки, блестят глаза от эмоций. Француз, видимо, постарше, уже заметна седина, невысокий, в очках, взъерошенный - видно, у химиков не складываются отношения с парикмахерской. Неожиданно мягкие черты лица и застенчивое выражение.

Лица у обоих очень живые, юные, даже что-то детское проскальзывает в улыбках. По позам видно, что они не сегодня познакомились, наверное, друзья. Она его в чем-то горячо убеждает, а он сомневается. Пьер благоразумно хватается за поручень обеими руками, заодно страхуя собеседницу с ноутбуком. Заинтересовавшийся Пьер начинает с ней соглашаться. Она открывает какую-то статью. Пьер украдкой временами отводит взгляд от ноутбука и смотрит на ее волосы, подсвеченные солнцем. Потом опять вникает в статью.

И вдруг вкусно зевает. Я же тебя предупреждала, выспись как следует! Сегодня-то не получится поспать, я тебе не дам! Тут она соображает, что ляпнула что-то не то, и заливается краской. Ты же не видел разведенных мостов никогда. Может, на кораблике покатаемся Пьер, немного помолчав, скромно улыбается и негромко, но твердо говорит: Ей явно смешно, но неловко. Потом она справляется с собой и замечает: Начинает ему показывать в гугле маршрут прогулки.

Пьер снимает очки, всматривается в компьютер и сообщает: Марина смотрит на него прямо в упор, иронически улыбается и отвечает: Ладно, Пьер, наша остановка! И решительно захлопывает ноутбук. Ещё СССР, переполненный автобус спокойно везёт толпу по маршруту. Одна тётка с трудом пытается протиснуться к двери. Ей это почти удаётся, но, практически перед носом, двери закрываются и автобус едет дальше. Останови автобус, дай выйти!

Где-то в салоне пара возгласов были, но автобус едет дальше. Не прошло и минуты, как что-то где-то щёлкнуло-хрустнуло и автобус встал. Водитель по громкой связи объявляет: Кто-то готов был эту тётку сразу сожрать, кто-то боялся даже смотреть на неё, кто-то втихаря крестился. А тётка на вид совсем на ведьму была не похожа. Политики о мужской летней одежде: Глава Северной Осетии Вячеслав Битаров обрушился с критикой на молодых людей за то, что те ходят летом в шортах. Или как это назвать?

Как можно в пляжных тапочках гулять и показывать свое тело, каким бы красивым оно ни было? Тот молодой парень, который летом расхаживает в длинных штанах, закутанный до шеи, уже одним этим приносит вред делу своей физической закалки.

Поздний вечер, иду домой, на встречу идёт этакий рослый парень с короткой стрижкой и окладистой чёрной бородой, да и одет под стать моде - ветровка, брюки в обтяжку короткие и мокасины. Парень явно не понимает. Дальше все пошли своей дорогой.

Как мы прыгали с парашютами - 3 раза скатались на аэродром и 2 раза возвращались домой через больницу. Стоило это удовольствие тогда рублей: Помню, летим мы, всех выстроили в шеренгу: Стою я и думаю: Я прыгала в общей сложности 5 раз, и не помню самого шага за борт ни в одном прыжке. Инструктор по этому поводу хороший анекдот рассказывал: Вот подходит человек к дверям, начинает паниковать, может упереться руками в косяки дверей Вообще, был один особо циничный инструктор, у него тьма-тьмущая всяких страшных баек была в инструктаже.

Он потом объяснил, что старается ещё на земле отсеять слабонервных.