Menu
03.09.2014 Ксения 5 комментариев

У нас вы можете скачать книгу попытка словаря. семидесятые и ранее а. колесников в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Справка о расширенном поиске. Поиск по определенным полям Чтобы сузить результаты поисковой выдачи, можно уточнить запрос, указав поля, по которым производить поиск. Список полей представлен выше. По умолчанию используется оператор AND. Оператор AND означает, что документ должен соответствовать всем элементам в группе: При написании запроса можно указывать способ, по которому фраза будет искаться.

По-умолчанию, поиск производится с учетом морфологии. Для поиска без морфологии, перед словами в фразе достаточно поставить знак "доллар": Для включения в результаты поиска синонимов слова нужно поставить решётку " " перед словом или перед выражением в скобках. В применении к одному слову для него будет найдено до трёх синонимов. В применении к выражению в скобках к каждому слову будет добавлен синоним, если он был найден.

Не сочетается с поиском без морфологии, поиском по префиксу или поиском по фразе. Для того, чтобы сгруппировать поисковые фразы нужно использовать скобки. Два бойца советской юстиции предлагали ввести в Уголовные кодексы республик статьи, позволяющие привлекать к ответственности за распространение заведомо ложных измышлений, порочащих советский строй, надругательство над госфлагом и гербом и за организацию и участие в групповых действиях, нарушающих общественный порядок.

Так родились знаменитые статьи , , , призванные дополнить не менее известную ю статью УК РСФСР, жестоко каравшую за антисоветскую агитацию и пропаганду. Именно по й были осуждены Андрей Синявский и Юлий Даниэль. Формально я статья не была политической — описанные в ней правонарушения считались преступлениями против порядка управления.

По й участников демонстрации привлечь было нельзя — статья предполагала наличие цели подрыва или ослабления Советской власти, что следовало доказывать особо, и в то же время демонстрантам невозможно было вменить хулиганские мотивы.

Между тем число протестных гражданских акций подобного рода увеличивалось, и они не могли оставаться безнаказанными в уголовном порядке. Вот и возникла необходимость во внесении дополнений в Уголовный кодекс. С другой, она предусматривала гораздо более мягкие санкции, чем жесткая я. Хотя и в этом случае хромала доказательственная база кого это, впрочем, смущало и волновало?

Выдающийся адвокат Софья Васильевна Каллистратова в своей речи на процессе по делу вышедших на Красную площадь в августе го отмечала: И, тем не менее, обвинительный уклон советского правосудия предполагал сугубо расширительное толкование закона — именно под него была адаптирована статья В результате по ст. Интересно, что именно в сентябре года, когда взяли двух писателей, речью предсовмина Союза Алексея Косыгина на Пленуме ЦК был дан старт косыгинской реформе, последней, если в зачет идет НЭП, серьезной попытке реформирования социалистической экономики.

То есть продукт должен был быть не просто произведен, но и — продан! С высоты сегодняшнего времени абсолютно очевидно, что косыгинская реформа, подталкивавшая директоров предприятий к почти рыночному поведению, но в отсутствие рынка, была обречена на провал. Казалось бы, во второй половине х годов экономика все-таки пошла в гору и официальные показатели роста оказались очень высокими. Это было связано с реформами, но, по оценке авторитетных экономистов, например Евгения Ясина, рост был спровоцирован инфляционным разогревом — минимум свободы подтолкнул предприятия к увеличению ассортимента и, соответственно, небольшому повышению цен.

Однако полноценного рынка без капитализма не бывает, поэтому косыгинские реформы, если бы гипотетически они имели свое развитие, должны были вылиться в демонтаж институтов социалистической экономики. Это, в свою очередь, политически было невозможно.

Вот здесь-то и обнаруживается важность магического совпадения во времени и ареста Синявского и Даниэля, и начала косыгинской реформы. А затем страна захлебнулась потоком нефтедолларов, который смыл еще относительно здоровую и, как сказали бы сейчас, диверсифицированную структуру экономики, окончательно подсадив страну на нефтяную иглу.

Экономика катилась в пропасть. Косыгинская реформа во многих отношениях — модельная. Как и гораздо более радикальная либерализация начала х, поменявшая общественно-экономическую формацию в стране, она не была понята большинством, принята политическим руководством и доведена до логического конца.

Либеральные реформы по Гайдару и Чубайсу были подготовлены публицистическим экономическим бумом конца х, попытками идеологически разобраться с тем, что происходит с экономикой: Косыгинские преобразования тоже были подготовлены дискуссиями в прессе и в профессиональном сообществе: Главная проблема социалистической экономики и в самом деле была не в том, что ее неправильно посчитали, а в отсутствии движущих пружин любых экономических процессов — интереса, инициативы, рынка.

Несмотря на серьезные перемены, которые несли реформы, большинство пользователей их результатов остались равнодушными или враждебно настроенными.

Отношение к радикальной гайдаровской реформе, спасшей страну от голода, хорошо известно. С умеренной косыгинской было почти так же. Так говорил мой старший брат, когда по телевизору показывали какую-нибудь старую хронику с быстро движущимися человечками.

Осталась игра в прятки и салки света и тени, похожих на языки пламени. Света и тени, которые, как мне кажется, производят запахи и звуки. Света и тени, которые так и не стали полноцветными, а сохранили желтоватый тон дедушкиных писем, написанных поразительно красивым, уверенным почерком профессионального архитектора, привыкшего заботиться о чистоте линии.

Цвет не годится для описания такого количества человеческого горя, которое льется с этих хрупких страниц. Это черно-белое кино, где есть только бесплодное однообразное ожидание освобождения, смерть на фронте летнего сына, умницы, интеллектуала, поразительно талантливого рисовальщика, которого дед видел в последний раз, когда тому было 13 лет.

Время бармицвы — если бы не советизация семьи. Судьба спустя несколько лет приготовила восторженному, доброму мальчику, мечтавшему пойти по стопам отца и стать архитектором, другую бармицву — возмужание через смерть. За это мальчика помнили всегда, каждую минуту — и бабушка, и мама.

Я вырос в постоянном визуальном присутствии его портрета в овальной черной раме, стоявшем на бабушкиной тумбочке, которая пахла лекарствами и старостью.

В последние годы маминой жизни из черной дыры времени возник друг и одноклассник моего покойного дяди: Он тяжело, со свистом, дышал, говорил, булькая, потому что у него был рак горла. И принес фотографию, на которой запечатлены они с дядей, рисовавшие школьную стенгазету.

Он тоже в детстве хорошо рисовал, потом воевал, а затем стал уже профессиональным художником. Невероятная активность могла поспорить разве что с его столь же неправдоподобным жизнелюбием.

Художник любил моего дядю и пришел к его сестре сказать о важности этой любви спустя полвека после его гибели на Курской дуге.

Эта история мне кажется потрясающей: И это могло произойти только с людьми из того времени — подлинного, медленного, полного света и тени, то черно-белых, то вдруг цветных. Так иногда старая пленка неожиданно обретает цвет, чтобы затем столь же внезапно его утратить. Время нельзя окольцевать, на манер орнитологов проследив за его движением, как за полетом птицы, но можно оцифровать.

Уложить в невидимые гигабайты-килобайты весь фотографический архив, превратив овеществленную память в цифровую. Уместить на тонком диске всю разваливающуюся массу старых пленок, лежащих в разномастных коробках, на которых рукой отца написана, зачеркнута и переписана история семьи с начала х по начало х. Раньше было яркое световое пятно на повешенной на стену простыне и цикадный стрекот кинопроектора — теперь жидкокристаллический экран ноутбука и слезоточивая музыка в качестве доморощенного саунд-трека.

Вся та овеществленная память, которую можно было сохранить — оцифрована. В собственной моей памяти остается луч света с пляшущими в нем пылинками. На стене — подсвеченная белая простыня, боевое знамя утраченного времени. Домашний киноархив с новой силой ставит вопрос о том, куда деваются вещи. Куда они запропастились, эти замечательные предметы, которые на Рижском взморье, любимом месте отдыха советской интеллигенции, имели счастье созерцать Аркадий Райкин, Миронова и Менакер, композитор Аедоницкий, семейство экономиста Бунича, а также сразу два чемпиона мира по стоклеточным шашкам — Исер Куперман и Андрис Андрейко?

За тренировочными сражениями последних я наблюдал, ошиваясь вокруг игрового стола, пока они со страшной скоростью лупили по часам, словно играя не в шашки, а в пинг-понг. Куперман, подарив мне коричневого цвета книгу для детей о стоклеточных шашках, рассказывал о том, как он вернулся с чемпионата из Голландии в родной Киев и позвал гостей на голландский сыр. Иностранный продукт гости нахваливали и довольно быстро съели. Принесли сыр из соседнего магазина, подали к столу, не обозначив национальности.

Замечательному мелодисту Аедоницкому отец говорил: Время тогда и в самом деле текло медленно, а предметы были необычайно долговечны. Плавки, которые я увидел на тощих чреслах своего брата пленка — годов , потом много лет донашивал уже я. Вещь имела другое значение. Она была самодостаточна, могла претендовать на долголетие, переход от одного члена семьи к другому.

Плавки, галстуки, рубашки, костюмы, тулупы, наручные часы, кепки имели историю персональную и своих хозяев. И тем не менее даже эти долговечные, надежные, добротные вещи исчезали навсегда. Среда, описанная в них, была средой моих родителей и их друзей — городского поколения родившихся в середине — второй половине х годов мальчиков и девочек, чье формирование пришлось на войну, а вступление во взрослую жизнь — на ее окончание.

Семья отца представляла собой классическое научное пособие по консервативной сталинской модернизации, переходу от аграрного общества к урбанистическому: Именно они должны были отбросить свои низменные стремления к приобретению квартир, машин, дач и обустройству нормального будущего своих детей, выйти из кухонь малогабаритных квартир в спальных районах, куда они только-только въехали из коммуналок, вынуть фигу из кармана и показать ее советской власти во всей неприглядной красе.

Чтобы, вероятно, немедленно лишиться работы, быть изгнанными из партии, обречь своих детей на полуголодное существование. И совершенно не предполагала, что это благополучие когда-нибудь может кончиться. Хотя моя мама, будучи дочерью врага народа и сестрой молодого мужчины, погибшего на фронте, всегда была готова к самому печальному развитию событий.

Она совершенно не могла жить одна, вне перманентного общения, хотя бы по телефону, с десятками людей. Любовь понарошку, или Райд Эллэ против! Гранит науки и немного любви. Авантюра с последствиями, или Отличницу…. Пиковая дама и благородный король.

Запасной выход из комы. При использовании материалов библиотеки ссылка обязательна: Текст книги " Попытка словаря. Семидесятые и ранее ". Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Перейти на страницу книги. Андрей Владимирович Колесников Попытка словаря. Перейти на страницу книги "Попытка словаря. Вино из одуванчиков Автор: Кувырок через голову Автор: Маленькие тролли или большое наводнение Автор: Последняя любовь в Константинополе Автор: Наш человек из двадцать первого века попадает в тысяча девятьсот сорок первый год, в….

Всегда помни — если ты безродная сирота, ты будешь виновата, даже когда просто уклонилась…. Когда-то он был снайпером и одним из лучших чистильщиков Убежища…. Меня зовут Халли Эрпи, я обычная студентка академии магии, почти без средств к…. Информация, переданная им Сталину, в…. Древний и опасный враг.