Menu
28.12.2014 Светозар 1 комментариев

У нас вы можете скачать книгу Возвращение. Рассказы о живой жизни Борис Екимов в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Солнце для тебя встает, роса падает, дождь - все доброе, сладкое. Зарабатывать на хлеб чем-нибудь и жить", - такова простая мудрость Екимова. Вступил он в Союз писателей, окончил Высшие литературные курсы.

Но никогда не желал себе доли лучшей, чем он имел, не богатство и не слава двигали его печатным словом, а любовь к малой родине. И совершенно логично, что перестройку он воспринял, как губительные перемены для русской глубинки. Сколько сел и деревень было тогда брошено жителями? Горечь от утраты людьми самобытности своей и истинных ценностей наиболее глубинно выплеснулась на страницы повести "Пиночет" в м году.

А еще через несколько лет Бориса Екимова наградят Премией Солженицына, причем сам Александр Исаевич назовет прозу номинанта на соискание "единством национального тела". Кроме того, Борис Петрович за свои долгие лета стал лауреатом еще девяти литературных премий, написал более двухсот произведений, входил в члены правления Союза писателей и редколлегии легендарного издания "Роман-газета". Но достигнув почтенного возраста и авторитетных регалий, он, как и прежде, может уверенно и честно ответить словами героя своего рассказа "Мальчик на велосипеде": Рассказы о живой жизни, автор: Быстрая доставка по России и за рубеж.

Если закажете до Если после — то в ближайший рабочий день. Стоимость курьерской доставки — в среднем р. Мы автоматически рассчитаем точную сумму доставки, когда вы наберете товаров в корзину. У нас выгодно делать как большие так и маленькие заказы.

Вы экономите в любом случае. Почти в каждом крупном городе есть самовывоз и курьер. Для всех остальных городов и населенных пунктов есть Почта России. Заказы приходят быстро, в среднем за 2—7 дней. Даже Почта России работает быстро.

Принимаем карты, электронные кошельки, наличные. Его герои - от мальчика Фетисыча до одинокой старухи Надежды … — Никея, формат: Возвращение Рассказы о живой жизни. Его герои — от мальчика Фетисыча до… — Никея, формат: Твердая бумажная, стр.

Краткая хроника литературной жизни Советского Союза — — Январь. Пушкин, Александр Сергеевич — — родился 26 мая г. Русская литература — I. Периодизация истории устной поэзии Б. Развитие старинной устной поэзии 1. Древнейшие истоки устной поэзии.

Герцен Александр Иванович — Герцен, Александр Иванович политический деятель, внебрачный сын знатного русского барина Ив. Яковлева и немки Луизы Гааг, которую Яковлев, возвращаясь после многолетнего путешествия по Европе, взял с собою в Москву.

Чичерин, Георгий Васильевич — Чичерин Г. Он происходил из среднедворянской семьи, проникнутой умеренно либеральными традициями. Державин, Гавриил Романович — — знаменитый поэт, государственный человек и общественный деятель второй половины прошлого и первой четверти нынешнего столетия р.

Ниневийский, отец Церкви, автор аскетических творений. Тютчев, Николай Сергеевич — В Википедии есть статьи о других людях с такой фамилией, см. Это лишь взгляду стороннему может показаться, что зеленый наш двор дремлет в безжизненном забытьи. Приглядись да прислушайся — всюду жизнь. Те же муравьи… Конечно, больших муравейников во дворе быть не может, но там и здесь суетится, бегает муравьиный народ. Мыкаются туда да сюда, что-то волокут. Порой муравьи объявляются в местах неожиданных. Понемногу засыхает старая абрикосина.

Толстый сук торчал в подножии дерева. Ударил его обухом топора, он отвалился и обнажил затейливую вязь муравьиных ходов, пробитых в трухлявом, но дереве. Проходы, галереи, укромные кладовые с харчами да расплодом — белыми яичками. Сучок отвалился, открыв потаенную жизнь. Рыжие муравьи засуетились, забегали… Как же — беда! Приставить назад сучок, конечно, не мог я.

Но дальше зорить гнездо не стал. Порою я прихожу к старой абрикосине, к ее подножью. Присяду, гляжу на муравьиную жизнь в изъеденном стволе дерева. Иной раз гостинец несу — какие-нибудь семена, крошки, спелый абрикос, сливу, огрызок помидора. Малое подаянье они тут же уносят, в иное не враз, но вгрызаются и несколько дней пируют, пока не останется лишь косточка да иссохшая кожица. Но есть в нашем дворе место, мимо которого прохожу я пусть не с опаской, но с какой-то смутной тревогой.

Место не укромное, а на самом что ни на есть виду — на дорожке, что ведет от дома к летней кухне и мимо нее в огород. Дорожка из бетонных плит, с обеих сторон трава растет. Но когда прохожу по ней, то как раз на стыке двух плит невольно замедляю шаг, иной раз останавливаюсь и даже присяду на корточки, вперяя взгляд в бетон плиты, в затравевшую землю.

Серая плита, заплывающая землей и окаймленная ползучей травой гусынкой да высоким вейником. Ни норы, ни щелки. И никаких звуков нет. Качается под ветром вейник.