Menu
01.03.2015 Мирон 0 комментариев

У нас вы можете скачать книгу Мир, каким я его вижу альберт эйнштейн в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Об Альберте Эйнштейне писали много, часто искажая его взгляды на жизнь. Друзья собрали в одну небольшую книжку "Mein Weltbild " его эссе, статьи, речи и письма, чтобы люди могли услышать из первых уст, что думает этот великий ученый о жизни человеческой, о добре и зле, о науке, об образовании, о религии, о войне и мире, о еврейских и христианских идеалах, о фашизме и o многом другом.

Какой это был удивительно чистый, порядочный, мудрый человек, как ясно видел он связь событий! Едва Гитлер пришел к власти, Эйнштейн стал выступать с предостережениями, что националистический психоз, охвативший население Германии, погубит все культурные ценности, ввергнет страну в средневековое варварство. Его тут же обвинили в том, что он разжигает ненависть к немецкому народу и к новому порядку. И не кто-нибудь, а сама прусская Академия наук. С каким достоинством в переписке с ней он объясняет, почему не может оставаться в списке ее членов.

Нельзя жить в обществе, которое молчит и равнодушно взирает, как отовсюду изгоняют профессоров, студентов и высоко образованных специалистов, даже если это общество ведет себя таким образом под сильным давлением. В марте го в своем "Манифесте" он писал: В году книга "Mein Weltbild" вышла в Нью-Йорке в авторизованном переводе на английский под названием "The world as I see it".

Предлагаемый отрывок взят мною из этого издания. В русском переводе, насколько мне известно, этой книжки нет. Надеюсь, читатели "Вестника" разделят со мной то удовольствие, какое я испытал, читая и переводя эти несколько страниц.

Какая странная у нас, смертных, участь! Все мы приходим в этот мир на короткий срок, никто не знает, зачем он родился, хотя иногда мы думаем, что интуитивно знаем, зачем. В общем, исходя из опыта быстротекущих будней можно сказать, что живем мы для людей, прежде всего ради тех, чья любовь и благополучие составляют наше счастье; потом ради тех незнакомых нам лично, но с чьими судьбами нас соединяют узы симпатии. Сотни раз на дню я напоминаю себе, что вся моя душевная и деятельная жизнь зависит от труда других людей, живых и мертвых, и мне следует вернуть той же мерой, какой я брал и продолжаю брать.

Я склонен к простому образу жизни, и меня часто мучает мысль, что слишком пользуюсь плодами чужого труда. Классовое разделение людей, на мой взгляд, противоречит справедливости и, в конечном счете, основано на насилии. Уверен я и в том, что простая жизнь хороша для всех, благотворна для физического и психического здоровья. В личную свободу человека, в философском смысле, я абсолютно не верю. Каждый из нас действует не только под давлением внешних сил, но и по внутренним побуждениям.

Мысль Шопенгауэра, что "каждый человек может поступать как хочет, но не может хотеть как хочет" поразила меня еще в ранней юности, служила постоянно мне в утешение, помогала переносить с терпением тяжкие испытания, выпадавшие на мою долю и на долю моих современников.

Сознание этого облегчает чувство ответственности, которое так часто парализует волю, позволяет относиться к себе и к другим не слишком серьезно, помогает воспринимать мир с должным чувством юмора. Задаваться вопросами о смысле или о предназначении собственной судьбы, или о творении вообще всегда казалось мне, с объективной точки зрения, полнейшим абсурдом. Но у каждого из нас есть устоявшиеся идеалы, они определяют направление наших усилий и характер наших суждений.

Поэтому я никогда не считал благополучие и счастье конечной целью человеческого существования. Такой этический уровень, полагаю, приемлем более в стаде свиней.

Истина, Доброта, Красота - эти идеалы, освещавшие мой путь в трудные времена, укрепляли во мне мужество и не давали падать духом. Без чувства товарищества с единомышленниками, без стремления к цели, вечно недостижимой в искусстве и научных исследованиях, жизнь показалась бы мне пустою.

Та цель, к которой обычно стремятся люди - собственность, внешний успех, роскошь, - всегда казалась мне достойной презрения. Чувство справедливости и социальной ответственности развито во мне очень сильно, но странным образом уживается с тем, что я совершенно не испытываю потребности в прямых контактах с другими представителями рода человеческого или их объединениями. Я всегда был сам по себе, никогда всем сердцем не принадлежал своей стране, своему дому, моим друзьям, даже моей семье.

Во всех моих отношениях с людьми меня никогда не покидало чувство отчужденности, потребности - с годами все более острой - в одиночестве. Очень остро осознаешь, хотя и без горечи, ограниченную возможность взаимопонимания и симпатии с себе подобными. Книга подарит вам массу приятных моментов и истинное удовольствие от чтения.

Купить полную версию вы можете у нашего партнера. Также, у нас вы найдете последние новости из литературного мира, узнаете биографию любимых авторов. Для начинающих писателей имеется отдельный раздел с полезными советами и рекомендациями, интересными статьями, благодаря которым вы сами сможете попробовать свои силы в литературном мастерстве.

Быть может, я слишком пессимистично отношусь к государству и другим общественным институциям, однако не жду от них ничего хорошего. Бюрократия — смерть для любого хорошего начинания.

Я видел и ощутил на собственном опыте множество грозных ее признаков — даже в сравнительно образцовой Швейцарии. Пока существуют армии, любые серьезные раздоры неизбежно ведут к войне. Пацифизм, который не пытается избавить народы от вооружений, был, есть и будет бессильным.

Пусть пробудится в людях совесть и здравый смысл — и тогда мы сможем выйти на новую ступень в жизни народов, когда они будут вспоминать войну как непостижимое заблуждение своих праотцев! Среди самых глубоких научных умов едва ли найдешь человека, лишенного своего особого религиозного чувства.

Однако это чувство отличается от религии профана. Для последнего Бог — существо, на чью благосклонность он уповает и чьего наказания страшится, сублимация чувства, подобного любви ребенка к отцу — существу, с которым он в определенной степени в родстве, — пусть даже это чувство сильно окрашено благоговением. Но ученый одержим чувством вселенской причинности. Будущее для него до последней мелочи столь же определенно и неизбежно, сколь и прошлое.

В морали нет ничего божественного, это исключительно человеческое изобретение. Религиозное чувство ученого приобретает форму восторга и восхищения гармонией законов природы: Я совершенно убежден, что никакие богатства в мире не продвинут человечество по пути прогресса, даже если попадут в руки самого преданного борца за гуманность.

Примеры великих характеров и чистых душ — вот единственное, что способно породить светлые идеи и благородные дела. А деньги лишь тешат самолюбие и всегда вводят владельцев в искушение использовать их во зло.

Разве можно представить себе денежные мешки Карнеги в руках Моисея или Ганди? Изобретательский гений человека за последние сто лет подарил нам столько благ, что если бы политическая организация поспевала за техническим прогрессом, жизнь стала бы счастливой и беззаботной.

Но пока что все эти достижения, стоившие немалых трудов, в руках нашего поколения — все равно что бритва в руках трехлетнего ребенка.